zulikhan: (white-borz)


Интересный материал появился на одном из сайтов, посвященных событиям в Сирии. Дело в том, что недавно оппозиционные Асаду силы, входящие в ССА, схлестнулись между собой, одна из группировок ("Бадр Шухада" под руководством Халида Хаяни) была разгромлена. Хаяни и его приближенных обвиняют в том, что они превратили свой боевой отряд в мафиозную структуру, которая занималась поборами с местного населения, похищала людей с целью выкупа, держала их в тюрьмах, пытала и убивала. Население жаловалось на катибу Хаяни, а остальные муджахиды очень долго не могли ничего предпринять, т.к. у Хаяни была сила и на нем держался участок фронта.

Враги, естественно, ликуют и пишут, что это всего-навсего две группировки бандитов схлестнулись "за контроль над транспортными путями в пригородах Алеппо, с которых и та, и другая банда желали снимать сливки, обирая следующий по дорогам транспорт".

Стопроцентно поручиться, что они врут, я, естественно, не могу - для этого надо быть на месте и знать ситуацию не с чужих слов. Но в целом - очень мне это напомнило то, что происходило у нас, в Ичкерии. Были ведь и у нас такие деятели - немного, но были.
Одно дело - банда из трех или пяти человек, которые, как шакалы, нападают на слабых и безоружных, пока поблизости нет более сильных хищников. И совсем другое - полевой командир, у которого отряд, которые воюют, как волки - реально воюют, держат участок фронта и если придется, умирают как мужчины - и при этом у него где-нибудь там личная тюрьма для заложников. И мало что с ним можно сделать, потому что опасно с ним ссориться, да и просто не время ссориться между собой - война идет.

Сколько раз Масхадов посылал людей, которые, рискуя жизнью, отнимали и освобождали заложников. Было в этом что-то донкихотское, потому что заложников могли отдать - но тут же появлялись новые. Сколько раз Басаев от широты натуры, если попросил его кто уважительно, лично ездил отнимать заложников. Ему тоже отдавали, не хотели связываться. Мой муж пару раз посредничал в таких переговорах, и пару раз даже ездил - по старой дружбе с одним из командиров.

Это была такая махновщина, такое робингудство, свободная армия, где всегда находится место криминалу. Как в России в революцию. Были люди - одни и те же - которые часто были способны на подвиг, на Поступок, могли совершенно бескорыстно совершить что-то нужное и очень опасное - и могли убить ради денег. Если бы не война, сейчас их все равно практически не осталось бы уже, и о них снимали бы приключенческие фильмы. Эх...

Не так уж это плохо было, если задуматься. На одного командира, если постараться, всегда можно было найти управу у другого, посильнее. А сейчас на Рамзана управы нет, похоже, даже у Путина.


Корреспондент Fi Syria встретился очередной раз... )
zulikhan: (white-borz)


Телесюжет на английском языке о британской мусульманке, которая совершила хиджру в Сирию, чтобы выйти замуж за муджахида, обеспечивать ему тыл и таким образом участвовать в Джихаде. Пара ждет ребенка, и Марьям не собирается возвращаться домой, даже если овдовеет. Она всюду ходит с оружием, хотя непосредственно в боях не участвует. Говорит, что сражалась бы, если бы могла, но это не ее роль.

- Я не угнетена, - говорит Марьям. - Если бы я была угнетена, я не была бы мусульманкой. Если бы я считала, что Ислам - угнетающая религия, я бы вышла из Ислама. Ислам сделал меня свободной.
В Великобритании я не могла найти никого, кто хотел бы пожертвовать своей жизнью в этом мире ради лучшего удела в будущей жизни. Поэтому, альхамдулиЛлах, я приехала сюда, чтобы выйти замуж за Абу Бакра.

Абу Бакр - муджахид из Швеции, член Катиба аль-Мухаджирин (Бригады Эмигрантов), связанной с Ахрар аш-Шам и Джабхат ан-Нусра. Они с Марьям живут на втором этаже какого-то дома в Алеппо, а на первом этаже живет пара британских мусульман с двумя детьми, совсем недавно переехавшие в Сирию. Жена, Айша, говорит, что была не в восторге от решения мужа отправиться на Джихад, но теперь по воле Аллаха все хорошо, дети привыкли.

Пока мужчины воюют, женщины берут "калашниковы" - "на всякий случай" - и вместе с детьми едут по магазинам. Абу Бакр в своем подразделении получает зарплату - кажется, 150 долларов в месяц.

Дома, в Британии, Марьям была студенткой колледжа, изучала медиа, психологию и социологию. Она приняла Ислам четыре года назад. "До того, как я начала носить никаб, все было в порядке, но когда я начала закрывать лицо, люди стали говорить: "Возвращайся, откуда приехала". А я отвечала: "Я родилась там за углом".

Марьям призывает братьев и сестер последовать ее примеру: "Здесь ваши братья и сестры, и им нужна ваша помощь, поэтому вместо того, чтобы отсиживаться, сосредоточившись на своих семьях или своей учебе, вам нужно перестать быть эгоистами, потому что время уходит".

Отвечая на вопрос, что многие считают ее и ее мужа террористами, Марьям говорит: "Мы не вторгались на чью-то землю, не забирали их дома и пропитание, не насиловали их женщин, не убивали их мужчин. Мы не делали этого. Мусульмане не делали этого. К нам пришли, и с нами сделали это, и при этом нас называют террористами!”.

P.S. Понятно, что это немножечко "лайт-версия" Джихада в Сирии, но посмотреть интересно...
zulikhan: (white-borz)




Чуууть-чуть перебор с понтами, особенно по части АУГа во втором ролике, но за душевность можно простить ))
zulikhan: (white-borz)


Ее зовут Умм Джафар, рядом с ней ее муж Абу Джафар, командир батальона Саут аль-Хак, и дочь. Фото сделаны в феврале этого года, часть в их доме, вроде как перед отбытием на передовую, часть - во время военной подготовки женского подразделения в составе Саут аль-Хак.
Пишут, что до войны Умм Джафар была парикмахером в принадлежавшем ей салоне красоты, потом ее муж выучил ее на снайпера, и они вместе воюют в Алеппо.

Об их знакомстве журналисты, похоже, привирают: якобы Умм Джафар, еще до того, как сама начала принимать участие в боевых действиях, спасла раненого повстанца, а через несколько месяцев они поженились. Если считать это правдой, остается предположить, что на момент знакомства она была вдовой с маленькой дочерью.

Держится и передвигается Умм Джафар получше, чем Фатима из предыдущего поста, но оружие держит тоже неправильно. Сообщают, что за четыре месяца на передовой она убила восьмерых солдат Асада. Но, к сожалению, снайпер она ненастоящий. На видео есть момент, где она стреляет, после которого дальше обсуждать нечего: закрывает глаза перед выстрелом. Это типичная боязнь выстрела, которая иногда случается у новичков, и пока они от нее не излечатся - ни воевать, ни даже метко стрелять в цель не могут.
Кроме того, мне кажется, что в такой форме, как у этих девушек, можно максимум патрулировать улицы )
В общем, когда все так красиво - красивая девушка, красивая форма, красивые профессиональные фото - это почти всегда пропаганда.

Так что верить не верим, а фото красивые смотрим )

Фото и видео с Умм Джафар )
zulikhan: (white-borz)


Эта женщина мстит за своих двоих детей, семилетнего мальчика и десятилетнюю девочку, убитых во время авиаудара, разрушившего ее дом.
Ее зовут Фатима, ей 37 лет, она сирийка палестинского происхождения и раньше была учительницей английского языка. Теперь она снайпер по прозвищу Гевара в Свободной армии Сирии.

"Мне нравится сражаться. Когда я вижу, что кто-то из моих друзей в моей катиба убит, я чувствую, что должна взять оружие и мстить, - говорит Гевара. - Это приносит мне удовлетворение. Когда попадаю в кого-то, кричу: "Yes!".

Она входит в боевое подразделение из 30 человек, которым командует ее муж. Говорит, что уже убила четверых или пятерых правительственных солдат. И я склонна ей верить (на войне всякое бывает), несмотря на то, что квалификации снайпера у нее нет - заметно, что почти на всех фото и видео Гевара существует как бы отдельно от своего оружия и держит его неуверенно. Некоторые фото просто убивают постановочностью, а про оружие, каждый раз разное - то автомат, то болтовка, про ствол, то закамуфлированный чистым белым бинтом в весеннем городе (!), то наполовину высунутый в оконный проем, про ее джинсы и обувь, в которых не повоюешь - я вообще молчу. Но тут важно другое - не снайперские навыки и даже не результативность Фатимы как бойца - важен образ. Есть в нем что-то настоящее, при всей ее неумелости, и рискует она жизнью, находясь в составе воюющего подразделения, тоже по-настоящему.

"Мой мальчик очень боялся бомбежек, - говорит Фатима, - и спрашивал меня, что происходит. Я отвечала: "Обещаю, что буду защищать твое будущее". Теперь я обещаю, что не забуду кровь моих детей и отомщу".

Первый опыт обращения с оружием она получила в юности, в Ливане, в тренировочном лагере, организованном ХАМАС. "Когда была студенткой в университете Алеппо, задолго до восстания, мы выпускали подпольную оппозиционную газету. Мы даже организовали политическую партию из палестинцев и проводили тайные встречи, на которых обсуждали, как свергнуть режим Башара Асада".

Участвовать в акциях протеста Фатима начала как журналист - купила видеокамеру и снимала на нее народные волнения. Тогда же она ушла от своего первого мужа - из-за того, что он не поддержал революцию. Сейчас она замужем за командиром повстанческого отряда. Сначала он не позволял ей воевать, но когда она пригрозила, что иначе уйдет от него, сдался и выучил ее на снайпера.

Иногда Фатима просыпается в слезах - ей снятся ужасы, которые она пережила, огромное количество виденных ею мертвых тел, разрывы бомб буквально рядом с ней, ранившие ее товарищей. Но уходить с передовой она не собирается.

Использованы материалы The Daily Telegraph

Фотосессия и видео Фатимы-Гевары )
zulikhan: (white-borz)


Вопрос: "Дорогие хранители Двух Святынь и исламские ученые!
Позволительно ли муджахидке в Сирии управлять танком без махрама?"

(отсюда)

June 2017

S M T W T F S
     1 23
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios