zulikhan: (white-borz)
В связи с недавно опубликованной мной бредовой историей про солдата, пять лет просидевшего в чеченском плену, два года не кормленного и многократно расстреливаемого, но выжившего вопреки всему, вспомнилось мне, что у меня накопилось достаточно большое количество рассказов о снайперах и снайпершах - примерно такого же уровня достоверности. Конечно, рассказы - это не совсем то, это художественные произведения, не претендующие на достоверность (хотя нехудожественные в моей коллекции тоже есть). Но они все равно ужасно нелепые.

Некоторые из этих историй я по определенным соображениям никогда никуда не выложу. А остальные - почему бы и нет, зачем им у меня в компе пылиться, пускай читатели повеселятся.

С моей точки зрения, хорошее художественное произведение, если это не фантастика, фэнтези и т.д., должно описывать то-что-могло-быть-в-реальности. А там такие "перлы", что... Я понимаю, что писатель не может одновременно быть снайпером (то есть, в принципе, может, но тогда он в чем-то другом разбираться не будет), не может и знать военное дело на уровне профессионала, и не требую этого от него. Но почему бы, если пишешь на тему, в которой не очень "рубишь", не проконсультироваться до публикации с кем-то знающим? Стыд-позор ведь получается. Чтобы убрать большинство "ляпов" из рассказа, который я сейчас выложу, хватило бы консультации - не обязательно снайпера, думаю, любого, кто служил в армии.

Автор данного рассказа не гений, но определенных писательских способностей не лишен. Его личность установить пока что не удалось - рассказ был найден на одном из форумов, причем я так поняла, что ник, запостивший его, вроде не автор. Могу определенно сказать о нем только то, что он не из России - это молодой житель одной из бывших советских республик, говорящий по-русски, но не изучавший русский язык в школе. Это видно по ужасающему количеству грамматических ошибок - человек пишет по-русски "как слышится", в России так не каждый первоклассник напишет. Естественно, "не выдержала душа поэта" видеть такое в своем блоге, и большинство ошибок - те, которые заметила, я исправила. Пунктуацию правила только там, где ошибки уж очень сильно резали глаз, остальное решила считать авторским стилем )

Ляпы по сути - еще веселее, чем грамматические ошибки. Самые смешные - "винторез", стреляющий на километр (и вообще снайпер, работающий с километра с шансами попасть в голову), и поиски снайпером позиции средь бела дня без всякого форс-мажора. Признак, по которому главный герой обо всем догадался - тоже совершеннейшая глупость. Полно и других, менее заметных ляпов. В общем, наслаждайтесь ))


''ЖЕНСКАЯ ЭСТЕТИКА'' )
zulikhan: (white-borz)
Иногда я читаю на наших чеченско-мусульманских сайтах разные героические истории, которые, мягко говоря, не совсем правда. При этом мне бывает так стыдно, как будто лично я это написала.
От этого чувства есть хорошее лекарство: почитать вранье, которое выдумывает противоположная сторона. Регулярно находится такое - десять самых лживых чеченцев за год не выдумают.

Нижеследующая история о русском солдате, который 5 лет провел в чеченском плену, заслуживает того, чтобы быть размещенной в моем блоге полностью. Она с марта месяца кочует с сайта на сайт. Судя по комментариям, большинство читателей верят )
На самом деле, это не смешно, а грустно. Если в ТАКОЕ люди готовы поверить, то боюсь, что все, что я делаю - артель "Напрасный труд" ((

''ПЯТЬ ЛЕТ СУДЬБЫ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА'' )

Рассказал, что его 2 года вообще — не кормили. Спрашиваю: ”Как ты жил-то?” А он: “Представляешь, командир, Крестик целовал, крестился, молился, — брал глину, скатывал в катышки, крестил её, — и ел. Зимой снег — ел”. “Ну и как?”– спрашиваю. А он говорит: ”Ты знаешь, эти катышки глиняные были для меня вкуснее, чем домашний пирог. Благословенные катышки снега были — слаще меда”.

Его 5 раз — расстреливали на Пасху. Чтобы он не убежал, ему — перерезали сухожилия на ногах, он стоять — не мог. Вот ставят его к скалам, он на коленях стоит, а в 15-20 метров от него, несколько человек с автоматами, которые должны его расстрелять.

Говорят: “Молись своему Богу, если Бог есть, то пусть Он тебя спасет”. А он так молился, у меня всегда в ушах его молитва, как простая русская душа: “Господи Иисусе, мой Сладчайший, Христе мой Предивный, если Тебе сегодня будет угодно, я ещё поживу немножко”. Глаза закрывает и крестится. Они спусковой крючок снимают — осечка. И так дважды — выстрела НЕ ПРОИСХОДИТ. Передвигают затворную раму — НЕТ выстрела. Меняют спарки магазинов, выстрела — опять не происходит, автоматы — МЕНЯЮТ, выстрела все равно – НЕ ПРОИСХОДИТ.

Подходят и говорят: “Крест сними”. Расстрелять его – НЕ МОГУТ, потому что Крест висит на нем. А он говорит: “Не я этот Крест надел, а священник в таинстве Крещения. Я снимать — не буду”. У них руки тянутся — Крест сорвать, а в полуметре от его — тела их СКРЮЧИВАЕТ Благодать Святого Духа и они скорченные — ПАДАЮТ на землю. Избивают его прикладами автоматов и бросают его в яму. Вот так два раза пули — не вылетали из канала ствола, а остальные вылетали и всё — МИМО него летели. Почти в упор – НЕ МОГЛИ расстрелять, его только камешками посекает от рикошета и всё.

И так оно бывает в жизни.... )
zulikhan: (white-borz)
Знакомый сообщил, что его подруга [livejournal.com profile] irinatigress находится при смерти, и прислал ссылку на ее автобиографическую повесть. Говорит, Ирина хотела, чтобы о ней помнили.
Я не знаю, жива ли она в момент, когда я пишу этот пост. Она много лет страдала целым букетом тяжелых заболеваний, несколько раз находилась между жизнью и смертью. Возможно, ей сумели помочь еще раз, возможно - нет.

Читать повесть я начала тяжело, медленно, с первых страниц мне не понравилось - не сразу смогла сформулировать, что именно, но потом уже не могла оторваться.
Повесть Ирины Алексеевой называется "Камера свободного режима" (имеется в виду заключение инвалида в четырех стенах). Подзаголовок - "История болезни моей и общества". И очень-очень много горьких строк по поводу советской, а позже российской медицины, которой наплевать на пациента.

Ирина не ставила перед собой цель написать собственную биографию, но невозможно описать историю болезни, не объяснив, кто заболел. В результате получилось очень интересное описание жизни реального человека, поданное изнутри. Предельно субъективное, но в этом самая ценность.

Если бы не такие трагические обстоятельства, я написала бы на эту повесть длинную и очень злую рецензию - об интеллигентском прекраснодушии человека, который позволял себе быть "не от мира сего", и это привело его к катастрофе. Может, и стоило бы ее написать - чтобы объяснить другим, которым еще не поздно, как нельзя жить.

Взять хотя бы это... )

Прочесть книгу можно тут: http://samlib.ru/a/alekseewa_i_j/case-history.shtml
или на "Документах Яндекс".
zulikhan: (white-borz)
Художественное произведение. Все возможные совпадения имен, событий и ситуаций случайны.

ЛЮБОВЬ ВОЛЧОНКА

Дени был красавчиком.
Высокий, стройный и гибкий, с осиной талией, уже широкий в плечах - сероглазый молодой волк. Тяжеленный рюкзак всегда носил так, будто тот ничего не весил, автомат без ремня держал на уровне груди. А дерзости в нем было столько, что хватило бы на десять 18-летних нохчи. Иногда он огрызался даже на Старого Волка, за которого, не задумываясь, в любой момент жизнь бы отдал. А Старый Волк, командир, даже когда давал ему заслуженный подзатыльник, чтобы выбить у наглого щенка дурь из головы, невольно им любовался и позволял ему, гаденышу, больше, чем следовало бы.
А гаденыш отлично знал, что он у командира в любимчиках. Получив влет, совершенно не расстраивался и продолжал считать, что он круче всех.

Но в этот день Дени был тих и скромен. Опустив глаза, попросил разрешения отлучиться. Командир отпустил и не спросил, куда, потому что все понял сам, а о таких вещах не говорят. Напомнил только, что в случае чего - сам знаешь.

Там, откуда они ушли неделю назад, в самом начале мая, у Дени была девушка. Звали ее Ольга, она была русская, но "своя", потому что ее старшая сестра была замужем за чеченцем. Когда они познакомились, командир не уследил, но когда прощались, девчонка сама, на глазах у всех, повисла у Дени на шее и поцеловала в губы. Волчата фыркали, и если б Дени не был рядом, наговорили бы о девушке много чего.
И вот гаденыш пошел к той девчонке. Такие визиты добром не кончаются. Но сделать командир ничего не мог. Не имел морального права - хотя бы потому, что его собственная жена постоянно была рядом с ним.

Волчонок вернулся через сутки. На спине тащил тяжеленный мешок, примотанный наподобие рюкзака. Бойцы решили, что там еда, поэтому сбежались все. А дальше была немая сцена, потому что из мешка высунулась всклокоченная девчоночья голова в золотистых кудряшках.

- Ваша Борз, у тебя новый боец фисабилиЛлах. Братья, у вас новая сестра, - торжественно, слегка переигрывая, заявил Дени. А "боец", полтора метра ростом, вылез из мешка и скромно опустил глазки.

Жена Старого Волка прищурилась: ну, клоуны. И не вспотел ведь почти. Совершенно очевидно, что девушку он нес в мешке максимум последние метров двести, всю остальную дорогу "украденная" чудесно прошла сама. И что теперь решит командир? )
zulikhan: (white-borz)
ЗНАК ЗОДИАКА

Данный текст является художественным произведением, все совпадения событий и имен случайны и т.д.

Они познакомились, стоя в дверном проеме.
- Марш дог1ийл шу, - сказала плотная, статная женщина, такая спокойная, как будто встречала гостей каждую ночь.
Гостями были коренастый мужчина, черноволосый, смуглый и безбородый, и почти висящая у него на руке девушка. На мужчине - легкая, не по сезону куртка, явно на размер меньше, на девушке - огромное мужское пальто и теплый платок.
- Здравствуйте, Елена... - он ждал, что она подскажет свое отчество.
- Лена. Мама Лена, - сказала хозяйка.
- Вот - простудилась, - вместо своего имени сказал гость. - Посмотрите ее?
А девушка зашлась сухим, сгибающим пополам кашлем.

- Ну, птичка-боевичка, - говорила Лена, доставая фонендоскоп, - много фашистов на тот свет отправила?
Зоя закашлялась.
- Да толку с нее, - из коридора подал голос мужчина. - Правда, картошку чистит быстро. Подлечи ее, мама Лена, и оставляй себе - будет тебе помогать.
- Ну, раз толку нет - забирай ее обратно и лечи сам. Мне такая не нужна. Картошку я и сама почистить могу. - И, увидев неподдельный испуг в блестящих не по-хорошему глазах Зои, хитро рассмеялась: "А ты не ври. Откуда у вас там картошка?".

Маме Лене было за пятьдесят. Она одевалась и выглядела, как типичная чеченская мать. Но она никогда не была чеченкой и уже не была матерью.
После войны собиралась уехать - к невестке и внуку. А пока надеялась пригодиться - всю жизнь проработала врачом. Обычным педиатром, зато - от Бога.

- Двустороннее воспаление легких, - сказала Лена. - А антибиотиков у меня нет... )
zulikhan: (white-borz)
Вы, может, не поверите, но до сих пор я практически не читала и не смотрела художественные произведения о Чеченской войне. Тяжело мне это. Но не потому, что кровь и смерть, а потому что ерунда и вранье. Настолько ерунда и вранье, что даже я - а мой характер вы знаете - начинала раздражаться.
Нет, если бы это нужно было для дела - я бы просмотрела каждый фильм по пять раз, написала на каждый обширную рецензию и создала бы базу данных на всех актеров, режиссеров и, главное, консультантов.
Но для дела это не нужно, а для себя - нет никакого желания.

Сейчас, по прошествии лет, я обнаружила, что уже могу смотреть на эти вещи отстраненно, посмеиваясь. Еще и с вами могу поделиться. Вот, например, набрела недавно на книгу подполковника Геннадия Тараненко "Чеченский капкан" . Может, где-то есть и бОльшая туфта, но мне, с моим скромным читательско-зрительским багажом, такой густо концентрированный набор мифов и штампов о Чеченской войне пока не встречался.

Представьте - в одном чеченском подразделении воюют три снайперши-наемницы - русская, украинка и прибалтийка, причем украинку зовут Оксана, а прибалтийку Ирма (видимо, это единственные имена у этих народов, известные автору). Есть также по отряду украинских и арабских наемников, плюс обязательный негр. Все чеченцы в этом отряде мучают русских пленных и перерезают им горло.
Есть, конечно, и благородные героические чеченцы, сражающиеся на стороне федералов - в общем, все как положено )
В конце главная героиня, русская снайперша Наталья, нанявшаяся на эту работу из-за серьезных материальных проблем, убивает своего любимого - который пошел в контрактники, чтобы помочь ей, и кончает с собой.

Подготовка и работа снайперов описаны так, что я молчу ) Вербовка - примерно так же. Если верить автору, чеченские эмиссары по всей Европе охотились за молодыми женщинами, имеющими разряд по стрельбе, находили к каждой индивидуальный подход, и кого деньгами, кого шантажом склоняли к сотрудничеству ))
Качество художественного оформления книги, как видим, полностью соответствует ее содержанию.

Самое обидное - что это все-таки не обычная сетевая графомания, автор более или менее владеет словом и умеет передавать человеческие чувства и эмоции. И, наверное, даже считает себя объективным - подробно описал коррупционный беспредел в России 90-х, который не оставил Наталье и Оксане другого выбора.
Мог бы, наверное, писать неплохие рассказы и повести о том, что действительно знает. Правда, кто бы их тогда издавал и читал? ((
zulikhan: (Default)
У каждого из нас, кто более или менее склонен к чтению книг, есть любимые произведения, прочитанные в детстве и юности - не обязательно принадлежащие перу всемирно признанных авторов, но, простите за два штампа подряд, оставившие след в душе и оказавшие влияние на формирование нашей личности. Их хочется перечитывать самому и рассказывать о них другим.

Наверное, со временем я расскажу о своей личной "виртуальной библиотеке" - о том, что у меня "в избранном". В первую очередь, конечно, не о классике, а о том, что знают не все.

Одно из таких произведений - отличный фантастический рассказ "Погоня" Артура Порджеса. Рассказ совсем небольшой, его легче легкого прочесть, но я все-таки расскажу, так интереснее ) Сюжет такой: один парень, бывший военный, решил попытать счастья на заброшенном острове - поискать залежи чего-то там, чтобы на этом заработать. Друг и партнер отвез его туда на вертолете и примерно через месяц должен забрать.
В общем, этот Джим поселился на острове с большим запасом провизии, аппаратуры и оружия, все там излазил и исследовал, но ничего не нашел. И вот, когда остались сутки-двое до возвращения за ним вертолета, он внезапно натыкается на странную "коллекцию": идеально ровными рядами лежат крупные животные: поближе - современные, подальше - доисторические, вроде небольших динозавров. Не живые, но и не мертвые, навсегда парализованные, по размеру и весу примерно равные крупному мужчине.

Наш бравый американец уже начинает соображать, за сколько удастся продать эти экспонаты, как тут к нему подкатывает сфероидальный робот с явным намерением сделать ему укол и присоединить к своей коллекции. Этого робота в доисторическую эпоху оставили на Земле инопланетяне, чтобы он собрал для них образцы местной фауны, но их корабль погиб, робота никто не забрал и он благополучно продолжает выполнять свою программу.

Первым делом Джим расстрелял сфероида из винтовки, но пули его не берут. Тогда он попытался убежать. Скорость у робота небольшая, тренированный человек запросто может от него оторваться, но, взяв след жертвы, он держит его мертво и, в отличие от человека, не устает.

Практически весь рассказ Джим ведет изматывающий поединок за свою жизнь. Дома у него любимая беременная жена - в общем, надо выжить. Он обрушивает на робота здоровенный камень - бесполезно. Он залезает на высокую скалу и отстреливает щупальца, когда противник пытается подтянуться - не помогает. В конце концов на остатках сил, почти теряя сознание, он заманивает робота туда, где у него была заначка с динамитом, и устраивает ему неплохой подрыв. Но робот выживает, хуже того - взрывом неизвестно куда зашвыривает пистолет, из которого Джим планировал застрелиться, чтобы не стать "экспонатом".

А дальше, когда у него больше нет сил ни бежать, ни сопротивляться - робот поднимает его своими щупальцами, и... оставляет в покое.
Дальше прилетает вертолет и все заканчивается хэппи эндом.

Суть в том, что бегая по горам и сопротивляясь до последнего, парень потерял не один килограмм - и вышел из весовых рамок, заложенных в программе робота. И перестал его интересовать.

Типичный американский комикс, конечно, но - в комиксы тоже бывает заложена глубокая философия. Не вполне наша - читая такое, думаешь, что жизнеутверждающий мотив - это круто, но прущий изо всех щелей американский индивидуализм слегка отталкивает. Кроме того, в жизни неравные поединки, если заканчиваются победой, то обычно немножко по другому принципу: к моменту, когда один лежит полумертвый, другой успевает получить пару болезненных синяков и, если у него нет кровного личного интереса, а только тупой приказ, думает: "А оно мне надо?"

В общем, "благословим случайность и надежду и будем защищаться до конца" (с)

P.S. Картинка, я считаю, очень неудачная. Зато - иллюстрация именно к этому рассказу.
zulikhan: (white-borz)
Сегодня - 120 лет со дня рождения величайшего российского поэта Марины Цветаевой.

У всех гениев судьба обычно складывается не лучшим образом, но судьба Марины Цветаевой - это классика переломанной жизни. Трагические исторические события - чуть ли непрерывная мясорубка тех лет - наложились на ее собственный очень непростой характер.

Осознавая свою гениальность, она считала, что ей можно то, чего нельзя другим. Позволяла себе все, чего требовала ее творческая натура - от непрерывных влюбленностей в самых разнообразных не подходящих для этого личностей (пока муж на войне каждый день рисковал жизнью) до ухода с работы, когда дома были голодные дети. Она была настолько интеллигентски-прекраснодушна, что когда в темном переулке ее ограбил бандит, отобрав последние ценные вещи, а на следующий день этого бандита убили (менее прекраснодушный ограбленный выстрелил ему в спину), Марина отказалась забирать у убитого то, что он у нее отобрал. А жизнь вокруг была очень жестокой.

Категорически отказавшись "служить" (т.е. ходить на службу), не умея ни торговать, ни воровать, ни обманывать, в голодной революционной Москве она сдала двух маленьких дочерей в сиротский приют, где младшая умерла от голода. И писала, писала, писала... - фактически, став рабой самой себя и своего творчества. Так, чтоб и писать, и стоять на рынке, и носить в кармане ствол на случай бандитов - она не могла. Принесла в жертву своему творчеству и собственную жизнь, и жизни близких.

Но, видимо, только благодаря этому в сокровищнице (извините за пафос) российской литературы есть имя Марины Цветаевой.

Может быть, если бы у нее был крепкий, далекий от творчества муж, все бы и обошлось. Но Сергей Эфрон, обладая личным мужеством, тем не менее, был неприспособленным к жизни романтиком. Пробовал писать (но понятно, что рядом с огромным талантом Марины его творчеству не было места), играть на сцене и сниматься в кино, пытался сам что-то снимать, издавал во Франции эмигрантский журнал... Но ничего у него не получалось. Маринины русскоязычные стихи в эмиграции были мало кому нужны, а Сергей просто не сумел найти себя - и в попытке заслужить "прощение" за свое белоармейское прошлое, чтобы вернуться на Родину, спутался с подонками, и по приказу советских спецслужб занимался похищениями и убийствами людей, сбежавших в Европу от сталинского рая. Кончил закономерно - расстрелян в сталинских застенках. Долгие годы отсидела разделявшая его взгляды дочь. Марина, оставшись одна с капризным, своенравным сыном-подростком, неспособным ее поддержать, с клеймом жены врага народа, не выдержала трудностей и покончила с собой.

А стихи остались. Страстные, безоглядные, очень разные. Настроения Марины были сиюминутны и часто менялись, менялась со временем и она сама - а стихи, написанные в этих состояниях, получались вечны и основательны, как скалы. Наверное, в этом свойстве произведений и заключена суть гения.

* * *
Я счастлива жить образцово и просто:
Как солнце — как маятник — как календарь.
Быть светской пустынницей стройного роста,
Премудрой — как всякая Божия тварь.

Знать: Дух — мой сподвижник, и Дух — мой вожатый!
Входить без доклада, как луч и как взгляд.
Жить так, как пишу: образцово и сжато, —
Как Бог повелел и друзья не велят.

22 ноября 1918


* * *
Голубые, как небо, воды,
И серебряных две руки.
Мало лет - и четыре года:
Ты и я - у Москвы-реки.

Лодки плыли, гудки гудели,
Распоясанный брел солдат.
Ребятишки дрались и пели
На отцовский унылый лад.

На ревнителей Бога Марса
Ты тихонько кривила рот.
Ледяными глазами барса
Ты глядела на этот сброд.

Был твой лик среди этих, темных,
До сиянья, до блеска - бел.
Не забуду - а ты не вспомнишь -
Как один на тебя глядел.

6 июня 1917
zulikhan: (Default)
Захожу в интернет и вижу новость - умер Гарри Гаррисон.
Еще одно свидетельство конца эпохи - один из последних ее осколков, наверное.
Что интересно - 15 августа ушел, в один день с Цоем - еще одной, в общем-то, ключевой фигурой нашего позднего детства или ранней юности. Только с разницей в 22 года. Цоя не стало в 28 лет, Гаррисон прожил почти 88. Наверное, здоровый образ жизни вел. Один чуть-чуть не дожил до великих потрясений, другой пережил их на расстоянии. Но оба, думаю, в какой-то мере стали их катализаторами.

Нет, каким-то "кумиром" Гарри Гаррисон не был. Если о Цое мы знали все, что было возможно узнать в то время (разве что имя Восьмиклассницы так и осталось тайной), и одевались, подражая ему, то о Гаррисоне я, например, ничего не знала и узнать не стремилась. Даже не задумывалась, что "Гарри Гаррисон" - это не имя его, а псевдоним.

Зато я наизусть знала его роман "Неукротимая планета" - о Язоне динАльте, Мете, Керке и планете Пирр. Я и сейчас могла бы его цитировать огромными кусками, не подглядывая в текст, хотя не держала эту книгу в руках со своих лет тринадцати.

Как сейчас помню ее. Это был сборник - "Неукротимая планета" Гаррисона и рассказы Роберта Шекли. Оформленный в типичном позднесоветском стиле - как всегда оформляли научную фантастику: переплет, похожий на упаковочный картон, на нем графические рисунки, смутно напоминающие обрывки облаков, детали звездолетов и фрагменты футуристических высотных зданий под ними. И наверху бледно-коричневые буквы в два ряда: "Г.ГАРРИСОН. Р.ШЕКЛИ". Шекли, кстати, я всегда любила больше, чем Гаррисона, и со временем прочитала все его творчество, переведенное на русский. Шекли - умнее, тоньше, все его рассказы - философские притчи о законах жизни, закамуфлированные под научную фантастику. И он тоже, кстати, недавно умер.

А "Неукротимая планета" - это экшн. Философии там немного - лишь извечные антивоенные устремления, смешанные с тайным восхищением людьми, умеющими воевать - типично для литературы того времени. Немного и логической правдоподобности - так, например, став чуть старше, я задумалась как-то, что люди, приспособившиеся жить в условиях двойного тяготения, выглядели бы вовсе не прекрасными атлетами, как пирряне, а были бы очень низенькими и коренастыми, со смещенным к низу фигуры центром тяжести - красавцы, в общем ))

--------------------------------------------------------
Он раскрыл глаза еще шире, когда разобрал, что она не просто, а очень красива... )
- Мета, а вы не молоды, чтобы водить межзвездный корабль?
- Я? - Она призадумалась. - Правду говоря, я не знаю, какой возраст положен для пилотов. Скоро три года, как я вожу корабль, а мне почти двадцать. Это мало для космонавта?
Язон открыл рот и рассмеялся:
- Должно быть, все зависит от того, с какой ты планеты. Кое-где вам было бы непросто получить свидетельство. Но на Пирре, разумеется, все иначе. Там вы, наверно, уже в старушках ходите?

- Это вы, конечно, шутите, - спокойно сказала Мета, набирая очередную цифру. - Я видела старушек на некоторых планетах. Морщинистые, с седыми волосами. Не знаю, сколько им было лет, я спросила одну, но она не захотела говорить. Во всяком случае, она была намного старше любого жителя Пирра, у нас таких лиц не увидишь.
- Я не это хотел сказать. - Язон искал нужное слово. - Не старая, конечно, а взрослая, в зрелом возрасте.
- У нас все взрослые. Вернее, как перестают нуждаться в присмотре, так и взрослые. Это значит, лет с шести. Мой первый ребенок уже взрослый, и второй был бы взрослым, если бы не умер. Так что уж я точно взрослая.

Коротко и ясно. Для нее, а у Язона слова Меты... )
-------------------------------------------------------------

Эти фрагменты я, наверное, могла бы набрать по памяти. С минимальными отличиями от оригинала.
Это мои 12-13 лет где-то. Сейчас фантастика какая-то другая, и я от нее предельно далека.

Кстати, других произведений Гаррисона я достаточно долго не читала. Когда прочитала - продолжение цикла про Язона и пиррян расстроило меня своей явной слабостью, "Стальная крыса" вообще не отложилась в памяти. Из всего романа "Билл - герой Галактики", высмеивающего военщину, запомнились только открытки солдату от матери, при опускании в кружку с солдатским пойлом превращающиеся в плитку шоколада (а если у мамы не было денег на дорогую открытку - то в какую-то идиотскую политическую рекламу), и одноразовые стаканчики, после высыхания превращавшиеся в ценные для меломанов пластинки (так в обществе боролись с мусором)).

Да и "Неукротимая планета", если честно, мне тоже уже давно - очень так себе. Просто из памяти не вычеркнешь, как детство собственное.
zulikhan: (Default)
Чтобы прочесть подписи к иллюстрациям, наводите на них мышку.

«НЕЗАВИСИМЫЙ» ГОСТЬ ДИКТАТОРА (совпадения считать случайными)

"Да, весь громадный город Москва дышал удовлетворением и согласием и более того - счастьем".
Как вы думаете, когда были написаны эти слова?
В 1937 году.
И еще раз – в 1937 году.
И ничего в этом не было бы удивительного, если бы это написал кто-нибудь из профессиональной касты оправдывающих кровавый режим в рамках выполняемой работы.
Но это сказал иностранец. Немецкий писатель Лион Фейхтвангер.

В 1937 году он провел десять недель в Москве и, вернувшись, написал великую и страшную книгу, которую я сейчас читаю, - «Москва, 1937». Это не «Илиада» Гомера и не «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына. Великая и страшная – благодаря тому, что автор увидел все, что можно было увидеть, и добросовестно зафиксировал все подробности увиденного – и ничего не понял. Или все понял, но правду не рассказал.
Ни разу не соврав в деталях – он врет в главном. Не каждому такое дано.

Я сейчас попытаюсь, конечно, рассказать, что меня потрясло и зацепило, но лучше вы все-таки не поленитесь и прочтите эту книгу. Она небольшая – 54 страницы Microsoft Word.

В те годы советские пропагандисты усиленно работали над улучшением имиджа Советского Союза за границей. Имидж этот, понятно, был хуже некуда, потому что белоэмигранты, бежавшие на Запад от орд красных убийц, рассказали о них много хорошего, и за прошедшие со времен Гражданской войны 15 лет это еще не забылось. Пропагандистам надо было показать, что война давно в прошлом, что разруха позади, СССР преуспевает, Москва бурно отстраивается, а весь народ счастлив и обожает своего лидера Сталина – хоть и правящего твердой рукой и уничтожающего своих противников, но мудрого и справедливого строителя, подарившего людям новую счастливую жизнь.

Белоэмигрантам же за границей было очень плохо... )
zulikhan: (white-borz)
Вот пишут, что мы, чеченцы и мусульмане, агрессивны и мстительны, что Ислам - агрессивная религия, особенно в сравнении с христианством...

Но практически ни одна религия злому не учит. И все порядочные люди стремятся к добру, просто не любое добро можно сделать методами добра.
Ведь надо, допустим, не только кормить бедных сирот, но иногда и уничтожать тех, кто делает их сиротами. И при этом каждый должен быть на своем месте. Добрый, тихий, невоинственный человек сирот накормит, но не сможет наказать злодея, а ведь если его не наказать, он будет умножать зло. И даже если он уже "отошел от дел" - его безнаказанность послужит дурным примером для других. Следовательно, уничтожение злодея - поступок методами зла в интересах добра.

Мне это пришло сегодня в голову, когда перечитывала абсолютно гениальную вещь Некрасова - отрывок из поэмы "Кому на Руси жить хорошо". Такая стилизованная под христианское сказание притча, в которой вся мудрость народная.

О ДВУХ ВЕЛИКИХ ГРЕШНИКАХ

Господу Богу помолимся,
Древнюю быль возвестим,
Мне в Соловках ее сказывал
Инок, отец Питирим.

Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр - атаман,
Много разбойники пролили
Крови честных христиан,

Много богатства награбили,
Жили в дремучем лесу,
Вождь Кудеяр из-под Киева
Вывез девицу-красу.

Днем с полюбовницей тешился,
Ночью набеги творил,
Вдруг у разбойника лютого
Совесть Господь пробудил.

Сон отлетел; опротивели пьянство, убийство, грабеж... )

zulikhan: (Default)
Прочитала рассказ на "Тептаре". Плакала...
Это о многих из нас, и обо мне тоже. Автор - настоящий талант. Имени его, к сожалению, не знаю, ник на "Тептаре" - Mandrian.
Прочитайте обязательно, все, не только вайнахи - о том, как 16-летний мальчик по имени Николай Иванов потребовал, чтобы ему в паспорте записали национальность "чеченец"...


ПАСПОРТ

— Что, вот так прям и писать?

— Да, так вот прямо и пишите.

— А ты часом не пьян?

— А вам какое дело? Вам сказали писать — Вы и пишете.

Пожилая паспортистка снова заглянула в бланк, но уже через очки.

— Зачем тебе это, хлопчик?

— Если говорю, значит надо. Пишите, как хочу.

— Но почему? — недоумевала паспортистка — Как я такое тебе в паспорте напишу? Тебе вот шутки здесь шутить, а меня потом уволят. Виданное ли дело! «Николай Иванов» — чеченец! Я начальника позову — пусть он и разбирается.

Парень лишь равнодушно пожал плечами... )

zulikhan: (никаб)
2019 год
Сценарий телепередачи


- С праздником вас, дорогие телезрители! С вами программа "Голос России" и я, Николай Смирнов.
Сегодня вся Россия, от мала до велика, празднует год президентского правления нашего дорогого Рамзана Ахматовича Кадырова.
Сейчас мы понаблюдаем праздничный пробег президентского кортежа. С места событий - наш корреспондент Али Синицын.
(Грохот, треск стрельбы, на экране - Синицын в больших наушниках, за его спиной в пыли что-то проносится на огромной скорости, ничего не разобрать). Леша, что вы сейчас наблюдаете?

Синицын (перекрикивая стрельбу, счастливым голосом): Я на МКАДе! Сейчас мимо меня в третий раз проходит праздничный кортеж Президента!
Смирнов: Простите, Леша, а как вы определили, что в третий раз?
Синицын: По зазору между хвостовой и головной машинами. Он около десяти метров.
Смирнов: А что еще мы сейчас наблюдаем?
(Камера планирует вверх, в небе как попало несутся военные вертолеты, стрельба)
Синицын (счастливым голосом): Мы видим и слышим, как участники пробега стреляют в воздух из автоматов и пулеметов, закрепленных на машинах. Вертолетчики тоже стреляют. Сам Рамзан Ахматович тоже где-то здесь, за рулем своей любимой машины - "Жигулей" чеченского производства.
Смирнов: Спасибо, Али. Только что мы увидели, как искренне и непосредственно отмечают этот день президент и его команда.

Прошло всего ничего после развенчания культа личности предыдущего президента РФ, шайтана Путина, а страна уже вздохнула свободнее. Прекратились отвратительные марши штурмовиков по Москве и нападения фашиствующих молодчиков на людей. Все они изолированы от общества.
Спецслужбы больше не взрывают дома, маскируясь под религиозных фанатиков, а в поте лица ищут истинных врагов государства - так называемых либералов, демократов и прочих наймитов загнивающего Запада, в агонии пытающегося воспрепятствовать возрождению великой многонациональной России.
Экономика страны пошла на подъем. Стала выше и мораль общества: хотя никого не заставляют принимать Ислам, все женщины стали выглядеть и вести себя гораздо скромнее, а мужчины поголовно бросили пить.

Запись. Голос журналистки: Жительница Рязани Мария Петрова пятнадцать лет боролась с пьянством мужа. Уговоры, скандалы, кодирование - ничего не помогало. После смены власти муж бросил пить сам.

Мария Петрова: Мы уж и к целительнице ходили. Думала, такой мой крест - с пропойцей жить. А как появились эти бородатые, с палками, которые пьяных - ух!! - кодируют - так и бросил, спасибо Рамзану Ахматовичу! (кланяется в пояс на камеру).
Невидимая журналистка: А не обременяет ли вас необходимость носить платок?
Петрова: Да вы любую русскую бабу спросите - да мы хоть горшок на голову оденем, лишь бы мужики не пили!

Энергии нашего молодого лидера можно только позавидовать... )

zulikhan: (Default)
Перечитываю "Консуэло" Жорж Санд.

"— Так знайте же, дорогая… — начала Амелия, закончив свои приготовления к задуманному разговору. — Однако я до сих пор не знаю вашего имени, — улыбаясь, прибавила она. — Пора бы нам отбросить все титулы церемонии: я хочу, чтобы вы меня звали просто Амелией, а я вас буду называть…

— У меня иностранное имя, трудно произносимое, — ответила Консуэло. Мой добрый учитель Порпора, отправляя меня сюда, приказал мне называться его именем: покровители и учителя обычно поступают так по отношению к своим любимым ученикам; и вот отныне я разделяю честь носить его имя с великим певцом Убером: его зовут Порпорино, а меня — Порпорина. Но это слишком длинно, и вы, если хотите, зовите меня просто Нина.
— Прекрасно! Пусть будет Нина, — согласилась Амелия".

Когда мы живем среди чужого народа, мы тоже иногда так поступаем. Мой знакомый Анвар называется Андреем, а меня подруги славянки всегда звали Зоей.
Думаю что ничего хорошего в этом нет.

June 2017

S M T W T F S
     1 23
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios